Archive for the ‘Новости’ Category

Военная драма «Старое ружье» поборется за главный приз в программе «ТВ-шок»

Четверг, Август 21st, 2014

«Киношок-2014». Военная драма «Старое ружье» режиссера Кирилл Белевич поборется за главный приз в программе «ТВ-шок». А пока — репортаж The Hollywood Reporter: Russian Edition со съемок этой картины.

Военная драма "Старое ружье" поборется за главный приз в программе "ТВ-шок"

 

Военная драма "Старое ружье" поборется за главный приз в программе "ТВ-шок"

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройства

Четверг, Май 8th, 2014

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройстваИрина Пегова и Тимофей Трибунцев снялись в военной драме режиссера Кирилла Белевича «Старое ружье» (производство кинокомпании «Марс Медиа»). События фильма развиваются в 1941 году. Петр — учитель математики в маленькой деревне. Он считает себя вне политики и уверен: если вести себя тихо и не перечить властям, тебя не тронут. Но вскоре все меняется: после ожесточенного боя Красная армия отступает, и в село приходят немцы. Оккупанты вводят комендантский час, оружие и боеприпасы приказано сдать под угрозой расстрела. А потом в семье Петра случается трагедия, и миролюбивый учитель берет в руки старое ружье.

«Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройства, — делится Кирилл Белевич. — Мы рассказываем, через что им приходится пройти, когда в их дом вторгается враг, не жалеющий никого. И о том, какой выбор делает человек в самой экстремальной ситуации, где решается вопрос не только его жизни, но и жизни его родных и близких. А правильный этот выбор или нет — судить уже зрителям».

Старое ружьёКстати, выбор Ирины Пеговой и Тимофея Трибунцева на главные роли не был очевидным. Изначальный сценарий предполагал совершенно иные типажи: и по внешним характеристикам, и по характеру это должны были быть настоящие герои. Согласитесь, худенький Тима Трибунцев далек от образа двухметрового Капитана Америки, а безумно обаятельная Ирина Пегова — совсем не миссис Смит. Однако пробы убедили режиссера, что именно Ирина и Тимофей идеально подходят на эти роли. Поэтому в сценарии переписали внутреннюю линию героев, их психофизику, уже под актеров выстраивалась причинно-следственная связь поступков их персонажей.

Ирина Пегова: «Это военная драма, в центре которой — самая обычная семья. Съемки проходили в Санкт-Петербурге и под Питером — в настоящей деревне. А это моя стихия, потому что мои лучшие воспоминания связаны с деревенским детством. Психологически, конечно, это трудная работа. Завязка драмы происходит в 1941 году: в тот момент, когда в село приходят немцы и главный герой понимает, что прожить жизнь тихо, никому не мешая, не получится. А когда трагедия случается в его семье, он достает из тайника старое ружье… Я в этом фильме играю Любу, его жену. На ее долю тоже выпало немало испытаний. В каком-то смысле работу в этом фильме я посвятила своей семье: оба моих деда были фронтовиками».

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройстваПомимо всего прочего, в фильме сыграли пять немецких актеров, которых искали по всему миру: перевели сценарий на немецкий, выбрали сцены для проб и разослали в два европейских кастинг-агентства. В результате на съемки актеры прилетели в Россию из разных стран: Туре Рифенштайн — из США; Юлиан Мау — из Австрии; Ёшуа Гроте, Бастиан Зирих, Фитц Ван Том — из Германии.

Между тем практически во всех трюковых эпизодах актеры снимались сами. Ирина Пегова без дублера отработала сцену, где ее героиню сжигают заживо. Тимофей Трибунцев отказался от дублера и комбинированных съемок в сцене пыток, когда его героя, стоящего босиком на снегу, обливают ледяной водой.

Скоро зрители увидят картину воочию на одном из центральных телеканалов.

www.vokrug.tv

Ирина Пегова и Тимофей Трибунцев на съемочной площадке сериала «Старое ружье»

Пятница, Январь 24th, 2014

В Петербурге завершились съёмки мини-сериала «Старое ружье» кинокомпании «Марс Медиа». Действие фильма происходит во время Великой Отечественной войны. Главный герой – учитель математики, встающий на защиту родного села от немецких оккупантов. Режиссером проекта стал Кирилл Белевич («Школа №1»), а роли в фильме исполнили Ирина Пегова («Прогулка», «Адмиралъ»), Тимофей Трибунцев («Остров», «Ликвидация») и Николай Козак («Утомленные солнцем 2: Предстояние»).

 

www.cinemotionlab.com

В театре на ТАГАНКЕ состоится спектакль «Женитьба Бальзаминова»

Воскресенье, Декабрь 18th, 2011

В театре на ТАГАНКЕ состоится спектакль «Женитьба Бальзаминова«. Начало в 19:00.

Фильм «Чрезвычайная Ситуация»

Понедельник, Март 28th, 2011

Журнал «ГРАЖДАНСКАЯ ЗАЩИТА»– Как вообще зародилась идея сделать фильм о спасателях?

– Лордкипанидзе: Вы не поверите, но этому проекту уже много лет. Как-то я и мой партнер Александр

Шейн задумались: снимаются фильмы о милиции, спецназе, военных. Почему нет фильма о спасателях?

Ведь их повседневная и самоотверженная работа у всех на виду. Любая бабушка знает, кто такой Сергей

Шойгу. Но между задумкой и ее реальным воплощением, как известно, проходит немало времени. Вот и мы – думали, собирали информацию об этих людях, вникали в тему. Первый вариант сценария был написан, наверное, еще в 2003 году. Но дальше так получилось, что нам осталось ждать своего часа.

В конце 2007 года мы с нашими друзьями и коллегами с телеканала НТВ обсуждали, что бы нам такое совместно сделать. Вспомнили об этой нашей давнишней задумке. Идея на канале понравилась. Для дальнейшей работы над сценарием привлекли наших друзей, прекрасную авторскую группу под руководством Юрия Марковича Короткова – одного из лучших российских сценаристов, автора сценариев таких фильмов, как «Девятая рота», «Стиляги». У него большая фильмография. А дальше в течение нескольких месяцев Юрий Маркович и другие сценаристы – Юрий Гречаный, Сергей Калужанов, Ирина Пивоварова и Александр Вартанов – придумывали сюжет, персонажей и коллизии.

Когда сценарий был окончательно готов, мы пришли в МЧС России. Там нашу затею поддержали. С первых шагов нам оказали неоценимую помощь Ирина Андрианова, Елена Чернова, Ольга Белинская и другие специалисты. Мы также встречались со многими спасателями, сотрудниками разных подразделений МЧС, чтобы лучше почувствовать их жизнь, войти в технологию работы, понять, какие бывают виды чрезвычайных ситуаций, как и что там происходит. В итоге сценарий, конечно же, несколько изменился. Всего получилось 24 серии. Но мы это называем не сериалом, а многосерийным художественным фильмом, потому что каждая серия – это отдельный небольшой рассказ о жизни спасателей.

– Жизнь любому сценарию дает режиссер. Ведь и хороший сценарий можно угробить, а из посредственного – сделать конфетку…

– Лордкипанидзе: Буду банален, но это судьба. На этапе написания сценария она свела нас с Кириллом Белевичем, прекрасным режиссером, который сделал несколько многосерийных, очень качественных работ, в частности, «SOS» – «Спасите наши души», «Бухта пропавших дайверов», «Сыщики районного масштаба» и другие. Кирилл загорелся нашей идеей, ему понравились сценарий и история, рассказанная в нем.

Подготовительный процесс оказался очень долгим, потому что, во-первых, мы получили большой объем информации, надо было его переварить, прочувствовать, систематизировать, и, во-вторых, к таким сложным съемкам надо было хорошо подготовиться. Ну, а дальше случился кризис, который внес в наши творческие планы непредвиденные осложнения. Но в ноябре 2009 года мы все-таки сказали: «Мотор!», и начался съемочный период, который счастливо закончился в сентябре прошлого года. Сейчас идет монтаж, озвучивание, и мы надеемся, что уже в апреле зрители увидят фильм.

– Когда я прочитал сценарий, то у меня сложилось впечатление, быть может, ошибочное, что у всех главных героев какие-то проблемы в личной жизни. Почему не оказалось героя, у которого в личном плане все в порядке: крепкая и дружная семья, любящая жена, дети? Чтобы он был образцом для подражания.Ведь если у героя в доме непорядок, как он сможет выполнять такую ответственную работу? Голова постоянно будет занята другим…

– Белевич: Во-первых, людей, у которых нет проблем, я в своей жизни не встречал. Они есть у всех. Вопрос в другом: как эти проблемы человек решает, с какими потерями или приобретениями он выходит из той или иной жизненной ситуации. В этом проявляются его характер, индивидуальность. И, во вторых, без проблем драматургии не бывает. Драматургия – это всегда конфликт. Плавно текущая жизнь героя вряд ли заинтересует зрителя.

– То есть, вы считаете, что перебора в этом нет?

– Белевич: Более того, я считаю, что именно этим и силен фильм. Беспроблемный герой – это Шварценеггер. У него вообще нет проблем. Это машина, которая все сносит на своем пути. Наши герои совершенно другие. Они со своими изломами, со своими исканиями, поисками смысла жизни и себя в этой жизни. Наши герои постоянно делают выбор. И мы не даем оценку их поступкам, поскольку это их личная жизнь.

Но есть еще и другая реальность, в которой они дают жизнь другим людям. Мы видим наших героев, действительно, проблемных. Но все это остается за кадром, когда они начинают делать свою работу: спасать людей.

Когда мы дали первый вариант сценария специалистам из МЧС на ознакомление, то очень боялись, не будет ли с их стороны какое-то неприятие того, что мы написали. Вдруг они захотят, чтобы все было более героизировано. Но этого не случилось. Более того, они сами сказали: «Только давайте не будем делать неживых, неодушевленных, картинных героев. Потому что у нас работают обыкновенные люди, и проблем у них предостаточно, и это связано с тем, что они видят каждый день – горе, страдания, боль». Мы были невероятно тронуты этой позицией министерства.

– Когда я говорил о проблемности характеров героев, то имел в виду следующее: не будет ли это оттягивать внимание телезрителей от их профессиональной деятельности? Потому что зрителей, возможно, больше интересует, как работают спасатели, а не то, как они решают свои личные проблемы…

– Белевич: Не будет. Поскольку у нас в картине зрители увидят все, и все это снято вживую. Если в фильме, например, горят квартиры, то на съемках они действительно горели, и актеров заваливало, затапливало, взрывало. Абсолютно все показано так, как бывает в реальной жизни. Зрителю, конечно, будет очень интересно узнать, как работают спасатели. Ведь никто из них не был в эпицентре спасательной операции. В нашем фильме увидят, как спасатель пробирается через бетонные плиты, с каким оборудованием, как спасает, чем жертвует, чем не жертвует и т. д. Но на каком-то этапе зритель все равно захочет узнать, а кто они, эти спасатели, что ими движет, что это за люди.

Сегодня «жесткое» время: едет кто-то на машине, видит – на обочине старушка стоит. Мало кто остановится и поможет перейти ей дорогу. Понимаете, психология  людей стала настолько корыстной, настолько эгоистичной, что сделать что-либо для другого человека становится для нас просто непосильной задачей. Не в силу ее грандиозности, а из-за психологической неготовности человека на такой шаг. Зато сейчас модно пойти в храм и поставить свечку. Однако никто не задумывается всерьез, что за этим стоит, и ради кого и чего он это делает.

То же самое и в фильме: мы будем не только следить за профессиональной работой спасателей, но также будем видеть их душевные  переживания, духовный поиск, увидим, как они в экстремальной ситуации принимают то или иное решение, делают тот или иной выбор. И это интересно. Важно также другое: профессия спасателя, казалось бы, универсальная не всегда в личной жизни помогает самим спасателям. Во многом потому, что эти люди постоянно видят то, что для душевного спокойствия лучше вообще никому не видеть. Но они преданы своему делу, и часто именно дело ставят на первое место, и это не может не сказаться на их судьбе.

– Мы все говорим «фильм, фильм», а как он называется?

– Лордкипанидзе (смеется): Рабочее название «МЧС – минуты, часы, сутки».

– Ну что ж – удачно расшифровали. Я не большой знаток театрально-кинематографического сообщества, но, когда прочитал состав съемочной группы, не обнаружил там ни одной «звездной» фамилии. Как подбирали актеров на главные роли?

– Белевич: Абсолютно так, как и во всех проектах – через кастинг. Кастинг директор искал типажи, которые мы обговаривали.

– То есть, вы шли от сценария?

– Белевич: Всегда надо идти от сценария. Другого варианта нет. Это основа основ. Когда я прочитал сценарий, мне, во-первых, понравилась сама литература, потому что она качественная. Во-вторых, хорошо разработаны образы героев, ситуации. Есть их развитие, есть их повороты, есть просто интересные человеческие судьбы. Это то, что интересно и что всегда очень трогает. И самое главное, что мне очень понравилось в сценарии, – то, что никто не стреляет, никто никого не убивает, никто ни за кем не гоняется, никто никого не ищет и не шантажирует.

– И нет ни одного трупа?

– Белевич: Ну, погибшие и пострадавшие есть… Но все же наш фильм о спасении, и это самое главное. Причем наши герои – не просто какие-то там виртуальные спасатели, джеймсы бонды или какие-то одиночки. Нет. Это команда героев – со своими судьбами, проблемами, надломами. И при всем этом они – люди,  которые каждый день выполняют свою работу – честно, добросовестно, настолько, насколько ее можно выполнить в данный момент, в данной ситуации. Они забывают про все и просто делают свою работу.

– Я про артистов…

– Лордкипанидзе: В кинопроизводстве есть такое понятие, как бюджет. НТВ – канал, который финансировал производство фильма, настаивал на том, чтобы были «звезды», мол, зритель, как правило, всегда на них  хорошо реагирует, у фильма будет рейтинг и т. д. Но Кирилл предложил решение: для того чтобы фильм был максимально правдивый, исполнять главные роли должны актеры неизвестные. Они не должны быть медийными, замыленными, не должны кочевать из одного сериала в другой. Чтобы зритель ассоциировал героев именно со спасателями, а не с какими-то популярными артистами. Мы благодарны НТВ за то, что там поняли нашу позицию и приняли ее.

По этому принципу мы и подбирали актеров на главные роли.

– Был ли у ваших актеров кинематографический опыт, или они новички в этом деле?

– Белевич: Да был. Но помимо кино они все хорошие театральные актеры.

– Известно, что актеры – люди со сложной психической организацией, с амбициями, порой с завышенной самооценкой. Были ли на съемках психологические проблемы у актеров?

– Белевич: Вначале не все было гладко. Они волновались, притирались друг к другу, очень нервничали, был даже некий эгоистический момент соревнования: кто лучше. Но к моей большой радости все актеры изначально были настроены на командную работу. Сыграл свою роль и хороший сценарий, в котором все роли были тщательно прописаны. Немаловажным было и то обстоятельство, что спасатель – профессия не одиночек, а команды. И в ходе съемок они действительно стали такой командой.

– Судя по количеству спецэффектов, съемки были непростыми?

– Белевич: Честно скажу, далеко не каждый актер выдержал бы такой ритм съемок. Практически ежедневно наши актеры с утра до вечера были в роли спасателей. Они настолько овладели всеми навыками, что, наверное, смогут уже работать спасателями. За весь съемочный период они прошли практически через все возможные ЧС. Несмотря на то, что проект был очень сложным, из нашей группы не ушел ни один человек, чего в фильмопроизводстве практически не бывает.

– Лордкипанидзе: То, что съемки прошли без срывов, в первую очередь заслуга Кирилла Белевича и Филиппа Пастухова. Без этих двух людей фильм вообще мог бы не состояться.

– Белевич: Ну это не совсем так. Кино – это прежде всего команда, команда единомышленников, дышащих одной идеей и отдающих себя ей. Это оператор-постановщик Аня Куранова, художник-постановщик Валерий Кукенков и второй режиссер Сергей Константинов. Во многом благодаря этому триумвирату многое из того, что мы задумали, свершилось.

– Лордкипанидзе: И еще мне хотелось бы сказать о той неоценимой помощи, которую нам еще на первом, сценарном, этапе оказал наш старший товарищ, великолепный режиссер Александр Наумович Митта,

снимавший первый советский фильм-катастрофу «Экипаж». Должен сказать, что когда мы начинали работу над сценарием, то в качестве примера выбрали именно «Экипаж», поэтому и обратились к Александру Наумовичу. Мы бесконечно благодарны ему за советы и понимание тех проблем, с которыми нам пришлось столкнуться во время съемок.

– В вашем фильме оператор-постановщик – женщина. Для кино это вообще-то редкость. Видимо, для такого шага были веские причины?..

– Белевич: Когда набираешь команду для нового проекта, то в первую очередь берешь людей проверенных, тех, у кого сердце бьется в одном темпо-ритме с тобой. Мы с Аней снимали предыдущий фильм о Великой Отечественной войне «Спасите наши души». Прекрасно понимаем друг друга, что называется, с полуслова. Она невероятно творческий и отчаянный человек. Когда вы посмотрите картину и увидите, какие там потрясающие съемки разных чрезвычайных ситуаций, то поймете, что женщина-оператор – это сильно.

– Как в МЧС оценили вашу работу?

– Лордкипанидзе: Для нас очень ценно то, что, как мы понимаем по реакции наших друзей из МЧС, все получилось достоверно. За это огромное спасибо хотелось бы сказать Андрею Аникееву – опытному специалисту «Центроспаса». Он проделал огромный объем работы. И даже когда в Подмосковье были пожары и он был занят на своей непосредственной службе, Андрей практически каждый день приезжал на

съемочную площадку, и мы все вместе находили компромисс между правдой спасения и художественной формой картины.

– Любой творческий процесс всегда сопровождается некими курьезами, о которых потом долго вспоминают…

– Лордкипанидзе: Не знаю, как насчет курьезов, а вот совпадений, причем не самых приятных, было много. Например, когда мы снимали пожар в ночном клубе, реально горела «Хромая лошадь» в Перми. Было неприятно и тяжело, но это говорит о том, что мы правильно почувствовали специфику работы и специфику времени. То же самое можно сказать и про обвал подземного перехода, и про сваю, которая пробила тоннель метро. Каким-то странным образом эта наша история тесно переплелась с жизнью. Проект оказался очень сложным в постановочном плане. И то, что у нас почти все задуманное получилось, большая заслуга и спасателей, и пожарных, которые принимали участие в съемках, и актеров, и технического персонала. Все горели этим проектом и отдавались ему полностью.

– Каждая серия – это своего рода законченная новелла?

– Белевич: Да. Более того, даже если зритель начнет смотреть фильм, например, с 10-й серии, ему все равно станет ясно, о чем идет речь и что происходит. Поскольку каждая серия – это либо определенная история, либо определенная ЧС. Если смотреть за самими чрезвычайными ситуациями, как они зарождаются, что к ним приводит, как на них реагируют люди, – тогда можно смотреть фильм и по-серийно. Но это развитие сюжета, так сказать, по вертикали. А существует еще и горизонтальное развитие характеров всей шестерки персонажей, их взаимоотношений, преобразований. И если вы хотите увидеть это, то, конечно, лучше смотреть фильм с самого начала.

– Где происходили съемки? Афганистан, наверное, снимали в Крыму?

– Белевич: Первоначально мы хотели снимать Афганистан в Крыму, как в «Девятой роте» – сход лавины в Ясной Поляне. Но в результате единственная у нас экспедиция была в Нижний Новгород, где мы снимали метро. Все остальные съемки проходили в Москве и Подмосковье.

– На мой взгляд, концовка фильма не слишком веселая, какая-то грустная, недосказанная…

– Белевич: О концовке ничего не скажу, потому что неинтересно тогда будет смотреть фильм. Но в любом случае я не назвал бы ее грустной, недосказанной. Она дает право выбора зрителю, который сам может домыслить. Это вообще наш принцип, мы не настаиваем на своей точке зрения. В конечном итоге выбор  должен сделать зритель, так же, как его делают и наши герои. Концовка должна быть светлой. Не веселой, а именно светлой. Поскольку то, в чем наши герои постоянно варятся, в чем они существуют, мало дает поводов для веселья в обыденном понимании. Поэтому самое главное – это свет. И то, ради чего спасатели делают свою работу.

Беседу вел Владимир Семиряга

Ищу сценарии полного метра и телевизионных фильмов.

Воскресенье, Октябрь 17th, 2010

Уважаемые коллеги прошу Вас присылать сценарии залитованые!
И ПОЖАЛУЙСТА НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПИСАТЬ ВАШ АДРЕСС ИЛИ КОНТАКТНУЮ ИНФОРМАЦИЮ!
С уважением Кирилл Белевич.

Кирилл Белевич стал лауреатом премии ФСБ России.

Суббота, Декабрь 20th, 2008

Премия ФСБ Кирилл Белевич— Когда мне позвонили с Лубянки, я был уверен, что это розыгрыш. Двадцать минут я болтал всякую чушь, спрашивал, почему меня не будет раждать Энтони Хопкинс, почему не приедет Джеймс Бонд, а барышня на том конце трубки меня терпела.

По-настоящему я понял, что меня и наш фильм награждают, когда выходил на сцену сразу после директора ФСБ. Увидев полный зал серьезных людей в штатском, я растерялся. Потом взял вдох, есть такой актерский прием. И тогда понял, что это действительно настоящее признание нашего труда.

Российская газета

«Главное для меня — попытка раскрыть человеческие судьбы».

Понедельник, Декабрь 15th, 2008

Кирилл Белевич

Быть режиссером — это колоссальная ответственность, не только перед зрителем и актерами, но и перед самим собой. К своей работе Кирилл Белевич относится поистине трепетно и ответственно, стараясь собрать вокруг себя настоящую команду единомышленников. Свой творческий путь он начинал как актер театра и кино, а потом бросил вызов судьбе и поступил на Высшие режиссерские курсы. Его первыми картинами в качестве режиссера стали — «Сыщики районного масштаба» и «Бухта пропавших дайверов». Сегодня он работает над своим новым фильмом, военно-шпионским детективом «Спасите наши души».

Скажите Кирилл, чем вас привлекла военно-шпионская тематика?

Мне тема войны очень интересна и близка, потому что живы близкие люди, которые прошли эту войну. Жива моя бабушка, которая в восемнадцать лет осталась вдовой и всю войну прошла с ребенком на руках. Еще одна причина в том, что многие дети у нас думают: Вторую мировую выиграли в основном за счет американцев. Но пока они спасали рядового Райана, именно мы спасли весь мир. И, конечно, меня привлек очень интересный сценарий, в котором переплетается несколько сюжетных линий.

Что это за линии, и в чем для вас главная идея фильма?

Главное для меня — попытка раскрыть человеческие судьбы. В картине есть яркая детективная линия и линия главных героев, из которой я попытался вывести «линию душ». Может быть, это громко сказано, но речь идет именно либо о потере своей души, либо о ее обретении. Главные герои все время стоят перед выбором, все очень сложно, особенно если учесть, что это сорок второй год, самый тяжелый год войны.

В советских фильмах про войну раскрывался подвиг человека в битве с неприятелем. Как считаете, в вашей картине вам удалось это показать?Кирилл Белевич

В нашей картине люди тоже идут на смерть и совершают подвиг, но без криков. Просто так ведь за Родину не умираешь. Умираешь всегда за что-то конкретное: за детей, за жену, за маму, за дом и всегда существует страх. Не только страх погибнуть, но и страх убить. У нас были очень тяжелые съемки, маленькие сроки, и все испытывали очень сильную усталость, неудобства и стресс. И Катя Гусева очень хорошую мысль озвучила: «Нет сил, падаешь уже. Но я как подумаю, что переживала моя героиня в сорок втором году, будучи звездой, попавшей в лагерь, и понимаю, что наша усталость по сравнению с этим ничто».

Как проводили кастинг? Были точные попадания?

Да, конечно. Например, я сразу сказал, что начальника НКВД должен играть Сергей Колтаков. Были и другие претенденты, встречи, беседы, пробы. Но вот он был первым номером. Потрясающая роль у Ильи Рутберга, он играет профессора Штольца, который как раз из категории «непонятно за что сидит». Еще есть персонаж — музыкальный критик Неведомский, тоже из политических, его играет Никита Тарасов. Начальника всех лагерей играет Юрий Цурило. Ян Цапник потрясающе сыграл, он очень сильный характерный актер. Его все на роли героев зовут, но в этой картине удалось открыть его в новом качестве. Никита Астахов играет священника. Главного героя сыграл Михаил Мартьянов, студент четвертого курса Щепки. Это его дебют.

А женские роли?

А женских ролей у нас всего две. Это певица Хруничева, которую играет Катя Гусева и Ойлун в исполнении якутской молодой актрисы Тамары Обутовой. Они очень трепетно подходили к своей работе. Например, у нас были сложные съемки в пещере: холод, декабрь… Но актеры стойко переносили все невзгоды и трудности и даже сами придумывали какие-то вещи, чтобы помочь нам и себе. Например, мы снимали в пещере достаточно интимную сцену с Катей Гусевой, и она сама привезла с собой несколько пледов, подогреваемых от электричества, чтобы спастись от холода.

В картине у актеров были дублеры?

Кирилл Белевич и Екатерина ГусеваНе было и речи о дублерах. Актеры все делали сами. Снимали сцену укрощения Енисея (шторма), и актеров из пожарных брандспойтов поливали водой около пяти часов. Мне тоже пришлось постоять под водой. Многие из массовки не выдерживали, а актеры, среди которых был Илья Рутберг, которому уже 75 — все мужественно преодолевали.

С кем из актеров вам проще работалось на площадке, можете кого-нибудь выделить?

Дело в том, что я подбираю тех, с кем мне удобно, комфортно работать, с кем мы понимаем друг друга с полуслова. Это очень важно. Актер — это последняя инстанция кино. Зритель никогда не знает, что происходит за кадром, он не знает сложностей, он видит актеров и определяет картину двумя словам — «нравится» или «не нравится». Других критериев нет.

На вашей картине оператор-постановщик — девушка. Это очень необычно, вы сразу сработались?

Мы с Аней Курановой познакомились еще на предыдущем проекте. Она просто умниц±. Проект очень сложно-постановочный, и на ее плечи лег невероятный груз. У нас были еще два оператора-мужчины. Одного из них я поменял и взял оператора Кристину Панюшкину, с которой мы работали на том же проекте. Аня невероятно творческий человек, она предлагала потрясающие идеи. К примеру, у нас были съемки на корабле. Он должен был не только плыть, но и тонуть. И экстремальность заключалась в том, что нам надо было и на палубе снимать, и внутри. Мы буксировали корабль на открытую воду, и было несколько опасных моментов, когда Аня могла с камерой просто под воду уйти. Она очень отчаянный человек.

У вас все такие отчаянные в команде?

Да, Аня Куранова, художник-постановщик Валерий Кукенков — это наш костяк. У нас просто сердца бились в одном темпоритме. Представьте, если на этом проекте сто десять или сто двадцать исторических построек у художника-постановщика. Это же невероятно!

У нас замечательная команда: это потрясающий художник по костюмам Ольга Гусак. Понимаете, костюмы, которые сейчас шьют, все новые, ровно выглаженные, а тут историческая картина, и все это надо зафактурить. Это, действительно, сложная работа.

Исполнительный продюсер Юрий Сирман. Он нашел баржу сороковых годов, а ведь их всего две осталось — одна на приколе, а другая — Румынка. Вот ее он и нашел. До сих пор не понимаю, как он ее дотащил. Лично ее буксировал, целый день, откуда-то из затона. Если возникала какая-то проблема, я звонил Юре, и он максимально быстро решал все вопросы.

У вас на картине много сложных трюков, все ли проходило гладко?

Во время интервью я сказал корреспонденту СТС, что у нас такая потрясающая картина, тьфу-тьфу ни одного происшествия. И после этого интервью мы как раз должны были снимать трюк, где главный герой бежит за шпионом и прыгает с высокой баржи на корабль. В первом же дубле каскадер падает и получает три перелома. Так что слова материализуются и об этом всегда нужно помнить.

Кирилл Белевич

А как разряжались во время таких напряженных съемок?

Например, Катя Гусева между дублями хохотала. Мы ее поливали из брандспойта и не просто поливали, а еще работал пропеллер от самолета, чтоб создавать иллюзию ветра и шторма. И вода не просто лилась, она хлестала. Сложнейшая сцена, холод собачий, а она хохочет…

Расскажите про ваш «подводный дебют» — «Бухта пропавших дайверов».

Это тоже очень интересный проект. Мы снимали в Балаклаве и Черногорье в настоящих подводных пещерах, где стометровые лабиринты. Съемки были очень сложные и опасные, на грани экстрима. Нам помогали московские и сербские водолазы, в съемках принимал участие сербский оператор-подводник Владко Талески. Когда мы с продюсером Владиленом Арсеньевым изучали сценарий, то сошлись на том, что интересна именно подводная история. Потому что не было еще таких съемок, я, по крайней мере, не знаю, какие еще фильмы снимались в настоящих подводных пещерах.

А как актеры под водой снимались, это же безумно сложно?

Всем актерам в договорах прописали пройти курс погружения. Слава Разбегаев, Нина Гагаева, Светлана Антонова, Коля Иванов, оператор-постановщик Сергей Бледнов, я…

Вы тоже?

Обязательно. Во-первых, это опыт. Во-вторых, нужно понимать, как существовать под водой, над водой, как правильно пользоваться оборудованием. Безусловно, у нас были консультанты, кураторы и страховщики-дайверы. И благодаря тому, что я это прошел, в картину вошли кадры, которые я сам снимал под водой.

А в чем заключалась опасность?

Был шторм, яхту постоянно швыряло, вплоть до того, что один раз мы чуть на рифы не налетели. Под водой сильное давление, и это очень опасно. Существуют разные тонкости, нельзя быстро всплывать, погружаться, нельзя психовать. Если пренебречь этими «тонкостями», красивый подводный мир может превратиться в мир иной.

Вашей первой картиной была «Сыщики районного масштаба»…

Да, это был мой дебют. На картине я познакомился с потрясающим актером Юрием Назаровым, который снимался у Тарковского в «Андрее Рублеве». В «Сыщиках» он играл роль участкового, такого современного Анискина. Владимир Коренев играл его бывшего фронтового товарища, который стал главой управы и по совместительству авторитетом. Это тоже были довольно экстремальные съемки. Я вообще люблю экстрим. Мы сняли эту картину (четыре серии) за двадцать дней.

А какие у вас планы на будущее, есть новые проекты, может быть, собираетесь осваивать новые жанры?

Конечно, планы есть, но не хочется заранее о них говорить. Жанр ведь диктует сценарий. А сценариев, с одной стороны, много, а с другой — их совсем нет. Ищу авторов, созваниваюсь, встречаюсь, начинаем потихонечку работать.

Кирилл Белевич

Кирилл, вы закончили театральное училище им. Щепкина, а в театре удалось поиграть?

После театрального института я три сезона играл в Театре Российской армии. Не скажу, что я прекрасно себя чувствовал. В те времена, в 90-е, все умирало: кино, театр тоже. Зритель не шел. И мне не нравилось то, что я делал. Мне не нравились ни проекты, ни режиссеры. Мне казалось, по молодости, что все это ужасно и запредельно. Я не понимал, как дедушки могут играть любовников, а бабушки любовниц. А молодые должны танцевать на заднем плане и, в лучшем случае, довольствоваться эпизодами.

Тем не менее вы как режиссер поставили спектакли в театре «Глас».

Да, «Женитьба Бальзаминова» и «Сказка о золотом петушке». До этих постановок у меня не было режиссерского опыта и я ничего не снимал. У меня появилась возможность поставить эти спектакли, и я их поставил.

А как актер продолжаете сниматься?

Иногда играю у знакомых режиссеров. Сейчас снялся в своей картине «Спасите наши души», сыграл американского журналиста Хантера. Кстати, возможно, окончательное название будет просто «Наши души».

Кого из режиссеров вы можете выделить?

Мне нравятся работы Мэла Гибсона. У него вообще очень глубокие и символичные картины, так же как и у Кустурицы, и Вуди Алена, хотя они совершенно разные. Из наших: Шукшин, Бондарчук «Они сражались за Родину», Быков «В бой идут одни старики».

Как вы считаете, какими основными качествами должен обладать режиссер?

Все определяет мировоззрение режиссера. Трудолюбие, конечно, фанатизм рабочий. У меня закон на площадке: не пить и не курить. Потому что если ты куришь, у тебя руки заняты, мысли заняты, а ты должен быть в картине, в кадре. Все работает на кадр, на актера, на последнее мгновение: «Камера! Мотор! Стоп!». И тогда и мысли по-другому начинают работать, и отношения в группе начинают по-другому складываться. И, конечно, опыт очень сильная штука. Надо быть психологом, понимать актера. Ведь актеры, как дети, искренне верят в то, что играют. К каждому актеру нужен особый подход. Сколько людей столько и подходов.

А вы этими качествами обладаете?

Глупо восхвалять себя. Лучше пусть другие об этом говорят. Или мои фильмы. Это гораздо лучше… Если, посмотрев этот фильм и прожив его вместе с героями, хотя бы один человек что-то в себе изменит. Это и будет, пожалуй, лучшей оценкой нашего труда.

Интервью Тамары Цацанашвили

Сериал «Спасите наши души» отмечен премией ФСБ

Пятница, Декабрь 12th, 2008

Кадр из фильма «Спасите наши души»10 декабря Федеральная служба безопасности РФ в третий раз вручала произведениям искусства и их создателям собственную премию. Награды «силовое» ведомство присуждало за объективное отражение деятельности спецслужб и создание положительного образа их сотрудника.

В номинации «Кино- и телефильмы» второй премии был удостоен режиссер 8-серийного телевизионного фильма «Спасите наши души» Кирилл Белевич, а в номинации «Актерская работа» — два приза получили исполнители главных ролей в этой картине актеры Михаил Мартьянов и Сергей Колтаков. Первый приз номинации «Кино- и телефильмы» получили за проект «Ликвидация» режиссер и автор сюжета фильма «Ликвидация» Сергей Урсуляк и Зоя Кудря.
«Премию ФСБ следует воспринимать как высокую оценку произведения со стороны зрителей, причем зрителей заинтересованных и пристрастных, — прокомментировал получение награды председатель совета директоров группы компаний Star Media и продюсер фильма Влад Ряшин. — Наш фильм рассказывает о событиях, происходивших во время Великой Отечественной войны, а главный акцент сделан на тех непростых и очень важных задачах, которые выполняли в те годы офицеры госбезопасности. Признание того, что фильм получился правдивым и убедительным с точки зрения профессионалов, — очень важно для нас».

Премия ФСБ в этом году вручалась в шести номинациях, в т.ч. телевизионным и радиопрограммам, произведениям литературы и журналистики, изобразительного и музыкального искусства. В разные годы ее лауреатами становились режиссер Владимир Хотиненко, актер Евгений Миронов, актриса Анастасия Заворотнюк, певцы Лев Лещенко и Александр Розенбаум. А аналогичная премия КГБ, существовавшая с 1978 по 1988 год, вручалась Вячеславу Тихонову, Вахтангу Кикабидзе, Георгию Жженову, Михаилу Козакову, Юлиану Семенову.

«Спасите наши души»
Военно-шпионский детектив, действие которого разворачивается в августе 1942 года. Старший лейтенант НКВД Кроткий приступает к службе в краевом управлении на полуострове Таймыр. Лейтенанта сразу же вызывают в местный порт: капитан буксира обнаружил в море обезображенный труп гарпунёра. Судмедэксперт Бодягин не может установить причину гибели моряка. Тем временем в управлении при загадочных обстоятельствах  гибнут люди. Коренные жители полуострова  полагают, что это, в облике Белого человека, вернулся дух шамана Мергена, чтобы отомстить  за осквернение своей могилы. Кроткому предстоит разгадать секрет северного шамана и предотвратить изощренный замысел врага, настоящее обличье которого никому неизвестно…..

Ранее сериал был награжден «Почетным знаком» 6-го Фестиваля военного кино им. Ю.Н. Озерова.

источник: serialplanet.ru

Первый начнет показ сериала, который снимали в Перми

Среда, Июль 30th, 2008

Кама стала Енисеем, Прикамье — Таймыром

Get the Flash Player to see this content.

— Съемки вообще шли очень трудно, — признался «Комсомолке» режиссер картины Кирилл БЕЛЕВИЧ. — У нас по сценарию Енисей, а на дворе октябрь — там холодища жуткая! Один знакомый подсказал, что в Перми смогу найти множество заброшенных кораблей и барж. Мы приехали, посмотрели и решили, что это идеальное место, причем очень напоминающее Таймыр, где и происходит действие фильма. Кстати, баржу-буксир, которая проходит в фильме как «Героический Петров», искали о-о-очень долго. Надпись рисовали гуашью, которая постоянно смывалась, поэтому приходилось постоянно подрисовывать…

Комсомольская правда