Archive for the ‘Новости’ Category

Российские фильмы «Лед» и «Единичка» выйдут в азиатском прокате

Воскресенье, Апрель 1st, 2018

Продажи картин были сделаны на кинорынке Filmart, который проходит сейчас в Гонконге.

Азиатский зритель в ближайшее время увидит сразу два российских фильма. На гонконгском кинорынке Filmart состоялись сделки о продаже картин в Китай, Японию и Южную Корею.

Так, мелодрама «Лед» с Александром Петровым и Аглаей Тарасовой с 30 марта выйдет в Китае на 48 тыс. экранах. По словам сопродюсеров картины, компании Art Pictures Studio, это самый крупный релиз российского фильма в Китае. О своих планах по выходу на китайский рынок в интервью THR рассказывали и сопродюсеры фильма Михаил Врубель и Александр Андрющенко(студия «Водород») – правда, на тот момент, по словам продюсеров, размах и дата премьеры были другие. Чуть позже дистрибьютор фильма Sony Pictures подтвердил информацию о китайском релизе – и вот теперь в Гонконге об этом было объявлено окончательно.

«Лед» на сегодня – один из самых успешных фильмов 2018 года: при бюджете в 150 млн рублей картина собрала в прокате 1,38 млрд рублей.

Вторым фильмом, который выйдет на азиатский рынок, стала военная драма «Единичка» Кирилла Белевича – в иностранном прокате картина называется Battery Number One. Напомним, в основу фильма легла книга ветерана войны Александра Николаева. Действие разворачивается в Польше в августе 1944 года. Подразделение старшего лейтенанта Егорова получает задание удержать мост, через который будут переправлены части Советской Армии. Прибыв на место, бойцы обнаруживают разрушенный монастырь и группу глухих детей-сирот вместе с монахиней. В фильме снялись Андрей Мерзликин, Илья Коробко, Михаил Евланов и другие.

Продюсерская компания Mars Media заключила сделки по «Единичке» с Японией и Южной Кореей, также ведутся переговоры о продаже картины в Китай.

Помимо «Единички» Mars Media ведет переговоры о международных продажах второго режиссерского фильма Кирилла Плетнева «Идеальные» о двух девушках, которые в разное время любили одного парня, а после его смерти вдруг стали получать на мобильный от него послания. Также компания предлагает международному рынку еще одну военную драму «T-34» Алексея Сидорова с Александром Петровым в главной роли. Его герой, курсант Ивушкин, бежит из фашистского плена и бросает вызов танковым немецким асам. Международным дистрибьюторам «Т-34» преподносится как «Форсаж на танках». В российский прокат картина выйдет 27 декабря 2018 года.

Российская версия The Hollywood Reporter

Сериалы «Марс Медиа» появятся на Amazon Prime

Понедельник, Февраль 26th, 2018

Сервис приобрел права на блок проектов российской компании.

Несколько новых российских телесериалов станут доступны пользователем сервиса Amazon Prime. О заключении сделки по продаже прав сообщила кинокомпания «Марс Медиа».

В 2018 году на этой площадке выйдут сразу несколько отечественных проектов из библиотеки «Марс Медиа». Прежде всего это исторические сериалы «Великая» режиссера Игоря Зайцева и «Григорий Р.» режиссера Андрея Малюкова. Кроме того, американский онлайн-кинотеатр предложит своим зрителям сериалы «Второе зрение», «Единичка» и «Старое ружье» Кирилла Белевича, а также «Снайперы: Любовь под прицелом» Зиновия Ройзмана.

Глобальные игроки на рынке онлайн-видео все чаще стремятся пополнить свои библиотеки локальным продуктом. В прошлом году широко обсуждалась сделка по покупке онлайн-гигантом Netflix прав на показ российских проектов телекомпании «Среда». Сервис Amazon Prime не отстает от конкурента. Помимо названных выше проектов от «Марс Медиа» здесь уже представлены отечественные исторические сериалы «Екатерина» и «София». Кроме того, сервис активно приобретает права на российские мультсериалы.

kinometro.ru

Польская премьера «ЕДИНИЧКИ»

Четверг, Ноябрь 3rd, 2016

6 Ноября 2016 года состоится польская премьера «ЕДИНИЧКИ». На канале TV 4
ANNA PRUS GWIAZDĄ W ROSJI. AKTORKA ZAGRAŁA GŁÓWNĄ ROLĘ W ROSYJSKIM FILMIE «JEDYNKA»

Большой подвиг маленького человека

Среда, Май 4th, 2016

На «Первом канале» стартует военная драма «Старое ружье»

 

 

Сегодня, 4 мая, в преддверии Дня Победы «Первый канал» представляет премьеру – военную драму о большом подвиге маленького человека «Старое ружье» с Ириной Пеговой и Тимофеем Трибунцевым в главных ролях.

1941 год. Сельский учитель арифметики Петр и его жена, врач местного госпиталя Люба надеются, что война не затронет их, и стараются жить обычной жизнью. Однако все меняется, когда их деревню занимают немцы. Миролюбивый Петр вынужден взяться за оружие и отомстить оккупантам за безвинно убитых жителей и за личную трагедию, виновниками которой они стали…

Почти 30 лет назад одноименный фильм со схожим сюжетом был совместно снят Германией и Францией. Главные роли в картине исполнили звезды европейского кино Роми Шнайдер и Филипп Нуаре. Над российским фильмом «Старое ружье» также работала очень сильная команда. В режиссерском кресле – Кирилл Белевич, снявший в прошлом году военную драму «Единичка». Главные роли в мини-сериале «Старое ружье» исполнили Тимофей Трибунцев и Ирина Пегова.

По словам постановщика Кирилла Белевича, главные герои фильма «Старое ружье» – простые люди, далекие от геройства.

«Мы рассказываем о том, через что им приходится пройти, когда в их дом вторгается враг, не жалеющий никого, и о том, какой выбор делает человек в самой экстремальной ситуации, где решается не только его судьба, но и судьба его родных и близких. А правильный этот выбор или нет – судить уже зрителям», – отметил режиссер.

При этом роли немецких солдат исполнили иностранные актеры, которых создатели мини-сериала искали по всему миру. Пятеро этнических немцев приехали на съемки в Россию из разных стран: Туре Рифенштайн – из США, Юлиан Мау – из Австрии, Ешуа Гроте, Бастиан Зирих, Фитц Ван Том – из Германии.

По рассказу Кирилла Белевича, после утверждения немецких актеров с ними долго и подробно обсуждался и сценарий, и то, что такое война для нас и для них. Выяснилось, что у многих во Второй мировой участвовали деды, и немецкие актеры этой работой хотели попросить прощения за поступки своих родных.

«Они очень погрузились в тему, хотя им было эмоционально непросто сниматься, например, в жестоких и карательных сценах. Когда снимали эпизод расстрела деревни, я впервые увидел, как немецкие актеры плачут», – поделился постановщик картины.

Съемки четырехсерийной драмы проходили в Санкт-Петербурге и Ленинградской области: подземные катакомбы нашли в Кронштадте, а монастырь – в Федоровском городке в Пушкине. Деревня, в которой живут главные герои, снималась за 300 км от Северной столицы.

Для интерьерных съемок художник-постановщик Юрий Фоменко, работавший над фильмами «Август. Восьмого» и «Стиляги», построил в павильоне дом, собранный из теса старой избы. Внутри все точно воссоздавалось до мелочей, вплоть до лампочек, которые, хотя и были новоделом, имели именно ту форму, что и в 1941 году.

Отдельно съемочная группа отметила самоотверженность актеров, которые многие опасные трюки делали сами, без участия каскадеров. Так, Тимофей Трибунцев отказался от дублера и комбинированных съемок в сцене пыток, когда его героя, стоящего босиком на снегу, обливают ледяной водой. Исполнителям главных ролей также пришлось научиться обращаться с оружием и транспортными средствами той эпохи.

Не пропустите военную драму «Старое ружье» с Ириной Пеговой и Тимофеем Трибунцевым на «Первом канале». Смотрите мини-сериал сегодня, 4 мая, и завтра, 5 мая, после программы «Время» в 21:35.

tricolortvmag.ru

В Казани вручили награды III Международного фестиваля «Защитники Отечества»

Четверг, Февраль 25th, 2016

25 Февраля. 2016 г. Сегодня в Казани вручили награды III Международного фестиваля «Защитники Отечества» за картину «Единичка», которую признали «Лучшим игровым фильмом», а роль Андрея Мерзликина – «Лучшей актерской работой».

В Казани вручили награды III Международного фестиваля «Защитники Отечества»

Андрей Мерзликин на XXII Международном кинофестивале «Созвездие» получил приз «За лучшую мужскую роль» в картине «Единичке». Поздравляю!!! Ура!!!

Воскресенье, Ноябрь 22nd, 2015

Андрей Мерзликин на XXII Международном кинофестивале «Созвездие» получил приз "За лучшую мужскую роль" в картине "Единичке"На несколько дней Орел стал столицей отечественного кинематографа. Второй раз в нашем городе состоялся 22-ой кинофестиваль «Созвездие». Заключительный концерт, который прошел во вторник, 7 июля, собрал не только популярных артистов и режиссеров, но и несколько сотен зрителей.

Для горожан выступили народные артисты: Аристарх Ливанов, Сергей Фетисов, Оксана Сташенко, а также наш земляк Валерий Баринов. Самым зрелищным моментом вечера стал творческий актерский конкурс, где были выбраны исполнители лучших мужских и женских ролей. Торжественная церемония награждения прошла под бурные аплодисменты орловцев.

Так, лучшая женская роль была присуждена Инне Чуриковой, а вот за талантливое исполнение роли в фильме «Единичка» главный приз взял Андрей Мерзликин.

www.kp.ru

«Единичка» Обыкновенный подвиг

Четверг, Июнь 11th, 2015

Август 44-го. Бойцы артиллерийской батареи с позывным «Единичка», расположившиеся в лесах под Варшавой, знакомятся с новым командиром — старшим лейтенантом Егоровым (Илья Коробко). Цель его отряда на ближайшие несколько дней — удержать стратегически важный мост и очистить дорогу движущейся следом армии. Осматривая окрестности, Егоров обнаруживает заброшенный католический монастырь, в стенах которого притаились немецкие диверсанты. Отстреливаясь от врагов, лейтенант с бойцами спасают от верной смерти еще одних обитателей монастыря — польскую монахиню Еву (Анна Прус) и группу глухонемых сирот. Забота о детях отныне невольно ложится на плечи Егорова и его отряда, который до поры до времени не подозревает, что немцы готовят внезапное нападение, а под охраняемым мостом прячутся польские партизаны, также намеренные любой ценой остановить наступление советских войск.

«Единичка» — дебют в большом кино Кирилла Белевича, телевизионного режиссера и одного из сценаристов фильма «Мы из будущего». Этот опыт определенно сыграл свою роль: несмотря на то, что «Единичка» выходит в российский прокат в год празднования 70-летия Победы и снят, само собой, под эту дату, фильм выглядит гораздо более достойным примером нового военного кино, чем «Битва за Севастополь» или переснятые «А зори здесь тихие». И это при гораздо меньшем бюджете и лишь с одной приглашенной звездой — Андреем Мерзликиным в роли замполита Финогенова.

Сама история — о подвиге, страшном, но одновременно рядовом в условиях военного времени — снята без присущего упомянутым выше картинам преобладания формы над содержанием. Нет ни глянцевой картинки, ни долгих планов, ни украшений вроде рапидов или броского саундтрека. Это и делает «Единичку» не идеальным, но всё же убедительным фильмом о войне. Кроме того, работает удачный кастинг — и речь скорее не о том, что глухонемых сирот играют действительно глухонемые дети, а немцев — немецкие актеры, а о том, что дебютанту Илье Коробко удается очень точно передать образ одного из тех самых «безусых лейтенантов». С огромными, по-детски испуганными глазами, но с металлом в голосе и вынужденным опытом за плечами — не по возрасту, а по обстоятельствам.

Всем заявленным драматическим конфликтам не хватает времени, чтобы развернуться — и любовные линии, и противостояние «стариков» в лице того же героя Мерзликина с «молодежью» вроде Егорова, и отношения советских бойцов с польскими партизанами остаются скорее набросками. В этом, пожалуй, главный недостаток «Единички». В качестве компенсации — отсутствующий в остальных недавних фильмах о войне динамизм. Герои оказываются на грани жизни и смерти с завидной частотой, а в промежутках что-то горит, взрывается, звучат выстрелы, стоит отвлечься на минуту, и расстановка сил на экране изменится до неузнаваемости. Выглядит местами абсурдно и даже комично, но фильм тем самым становится стопроцентно зрительским, живым, без ложного патриотически-праздничного пафоса — неплохо для режиссера-дебютанта и несвойственно для военной картины, выходящей в прокат в год 70-летия Победы.

www.kino-teatr.ru

Кирилл Белевич: «Чтобы было интересно, надо делать кино максимально честным»

Воскресенье, Июнь 7th, 2015

Режиссер военной драмы «Единичка» поразмышлял в интервью с THR о проблеме выбора, честности и военном кино будущего.
11 июня в прокат выходит военная драма Кирилла Белевича «Единичка». Фильм основан на автобиографической повести писателя-фронтовика Александра Николаева «Мы все, не считая детей», рассказывающей о событиях 1944 года в Восточной Польше. В интервью THR режиссер поразмышлял о проблеме выбора, честности и военном кино будущего.

– Каким, на ваш взгляд, должен быть современный фильм о войне?

– Сложно однозначно определить секрет успеха. Мне кажется, чтобы было интересно, надо делать кино максимально честным. А остальное: специфика съемки, актеры, сценарий, динамика монтажа – все это очень быстро устаревает по сравнению с «вечными» живописью и музыкой…

Наверное, главное – это все-таки история. То, о чем рассказывает фильм.

В нашей картине все герои максимально приближены к реальности: поляков играют поляки, немцев – немцы, глухих детей – глухие дети. Это обязывало профессиональных актеров быть глубоко искренними. Ребенку, который, широко раскрыв глаза, пытается понять тебя по губам, соврать не сможешь…

– То есть документальность и историческая правда лучше крепко сбитого, но вымышленного сценария?

– Я думаю, да. Говоря о войне, не нужно ничего придумывать. Когда во время работы над фильмом мы читали мемуары Николаева, то не могли поверить что все это – правда. Непонятно, как люди могли так существовать, жить и оставаться людьми…
– Считается, что актеру, чтобы по-честному сыграть военную роль, нужно обязательно выйти из зоны комфорта…

– Исполнительница главной женской роли (Анна Прус) ради съемок очень сильно похудела. Сидела на одной воде и сырых яйцах. Меня вся съемочная группа даже просила отговорить ее от чрезмерного голодания… Меня поразила и порадовала работа польских актеров. Несмотря на международную обстановку, чуть ли не запрет российского кино, ребята трудились с полной отдачей. Настояли на том, чтобы сцены в реке снимались на натуре, а был уже очень промозглый ноябрь… Все это говорит об отношении к героям, к истории.

– Что вам лично помогало погрузиться в военный материал? Возможно, опыт ваших предков?

– Да, моя бабушка, которой сейчас 91 год, в войну, в 18 лет осталась вдовой с маленьким ребенком на руках. А ее муж, молодой политрук, погиб в своем первом бою под Сталинградом. Когда его эшелон уходил на фронт, она на перекладных с младенцем добиралась до него, чтобы еще раз увидеться. И на каком-то полустанке они пересеклись. Это была их последняя встреча…

– У вас был удачный сериал «ЧС. Чрезвычайная ситуация» и военный мини-сериал «Старое ружье» – вам близка тема человека в экстремальных условиях?

– Мне важен сценарий, история. Если не цепляет, не стоит и браться. Герой интересен, если это простой человек. И он должен стоять перед выбором, принимать решение. Иногда это происходит в экстремальных ситуациях, иногда – в состоянии абсолютного покоя. Но именно так и складываются судьбы.

– С чем был связан ваш выбор, когда после актерского факультета вы пошли на Высшие режиссерские курсы?

– Это было начало 90-х: все разваливалось – и кино, и театр. Я работал в театре, зрителю было не до нас, все пытались выживать. В искусстве оставались только фанатики. Тогда обстоятельства дали мне понять, что актер – слишком зависимая профессия. Думаю, в режиссуре свободы все-таки больше.

Дмитрий Осташевский

Кирилл Белевич: «У меня принцип, что на площадке никто не курит, не ругается матом, не пьет»

Суббота, Июнь 6th, 2015

11 июня 2015 года в прокат выходит дебютный фильм Кирилла Белевича «Единичка» (дистрибьютор — компания Кинологистика). Хотя дебютантом режиссера назвать сложно — за его плечами шесть сериалов, среди которых «Сыщики районного масштаба», «Старое ружье» и «Бухта пропавших дайверов». В эксклюзивном интервью порталу «Профисинема» Белевич рассказал о том, чему его научил Кшиштоф Занусси; почему на его площадках запрещено курить, а также, чем рискнул продюсер Рубен Дишдишян, пригласив его снимать «Единичку».

Корреспондент: Первое образование у вас актерское. Изначально вы не связывали себя с режиссурой?

Кирилл Белевич: Мои родители – артисты, и я, как многие актерские дети, рос в театре. А окончив школу, пошел по их стопам – в театральное училище им. Щепкина. Учиться мне нравилось, руководил нашим курсом Виктор Коршунов. Школа у него мощная, и те, кто дошел до выпуска, получили многое. Сниматься в кино отпускали неохотно, поэтому мой дебют состоялся только после 2 курса в фильме «Сделано в СССР», где я сыграл с Аллой Клюкой, Арменом Джигарханяном, Леонидом Куравлевым. Выпустился наш курс не в самое лучшее время, в 1992 году, когда в стране – полная разруха: кино не снималось, пустой «Мосфильм», в театрах – тишина. Никому ничего не нужно: все торговали, выживали, кто как мог. Меня приняли в труппу Театра Советской Армии, где я провел четыре года, а потом все бросил и поступил на Высшие режиссерские курсы к Николаю Бурляеву.

Корреспондент: Чем вас разочаровала актерская профессия?

Кирилл Белевич: В институте я наслаждался профессией – там был поиск, творчество. Мы выпустили 11 дипломных спектаклей, где я сыграл и Николку Турбина, и в «Москва-Петушки», и в пьесах Стейнбека и Петрушевской. А потом приходишь в театр, и… тебя ставят в третий ряд на подтанцовки. Утрирую, конечно, но факт в том, что актерская профессия безумно зависима, ты не можешь переломить ситуацию. Когда же пытаешься чего-то доказать, тебя либо гасят, либо просто ролей лишают. Я это понял и решил двигаться дальше.
Режиссуру и операторское мастерство нам преподавал уникальный человек – Роман Сельянович Цурцумия, которого могу назвать своим главным учителем. Вторым – Кшиштофа Занусси. К нему меня и несколько человек с нашего курса устроил в 1997 году на стажировку Николай Бурляев. Мы жили в его доме в Варшаве, присутствовали на съемках. В то время, как у нас в стране производство умирало, а если что-то и снималось, то это было под пиво, под ор и крик, его съемочная площадка меня потрясла. Тихо, быстро, четко. Все работают, каждый знает, чем занят. Мы постоянно находились рядом с Занусси, все время разговаривали, задавали вопросы – почему так, а почему это, а как то? Ставлю себя на его место – если бы ко мне так приставали постоянно, наверное, я бы сошел с ума. Он же все терпеливо, спокойно объяснял. Кшиштоф Занусси – глыба. У него были потрясающие встречи и беседы дома, на которых собирались православные и католические священники, философы, актеры, режиссеры, музыканты. А мы все это впитывали…

Корреспондент: А какие советы вам давал Занусси?

Кирилл Белевич: Он не давал советы, просто рассказывал и делился. Основное, что я «забрал» себе и стараюсь этому следовать – на площадке все должны работать с любовью и всё отдавать кадру. Потому что если команда так работает, это возвращается с экрана. Группы для своих фильмов я очень тщательно подбираю. У меня принцип, что на площадке никто не курит, не ругается матом, не пьет. Ведь если человек курит, то у него одна рука и одно полушарие мозга заняты.

Корреспондент: Окрыленный, вы возвращаетесь после школы Занусси в Россию, а вас тут…

Кирилл Белевич: Правильно, никто не ждет… Время было сложное, выкручивался как мог: снимал корпоративы, рекламу, ставил спектакли, по ночам бомбил на машине. В какой-то момент предложили взяться за малобюджетный проект, и я без раздумий согласился, ведь другого шанса могло не быть – «Сыщики районного масштаба» с Юрием Назаровым. А дальше стали поступать предложения от разных кинокомпаний: «Бухта пропавших дайверов», пилотные серии для ситкома «Школа №1», «Спасите наши души», «ЧС. Чрезвычайная ситуация».

Еще тогда, когда Рубен Дишдишян работал в ЦПШ, очень хотел поработать с ним – его проекты сами за себя говорят. И вдруг года три назад – звонок от продюсера «Марс Медиа» Лены Денисевич, что есть сценарий Сергея Калужанова «Старое ружье», и не хочу ли я? Тогда мы встретились с Рубеном, поговорили. Очень хорошие впечатления у меня сохранились от той встречи…

Если задуматься, в проекте многое зависит от режиссера – каким он видит фильм, какую команду соберет, как работает с актерами. И какой бы величиной продюсер ни был, он вынужден доверять режиссеру. А это – бешеный риск. И я благодарен, что Рубен доверил мне тогда «Старое ружье», и сейчас – «Единичку».

Корреспондент: «Единичка» – ваша седьмая режиссерская работа и дебют в большом кино. Почувствовали разницу?

Кирилл Белевич: Это моя третья военная картина и дебют в полном метре. Хотя не скажу, что я почувствовал большую разницу. Да, размер кадра в кино иной, нежели на телевидении. Считается, что в кино требуется более тщательная подготовка и более детальная разработка. На мой взгляд, если относиться к работе ответственно, то и в кино, и на телевидении подход – один.

Если говорить о «Единичке», то мне очень понравилась история. Сценарий написан по повести писателя-фронтовика Александра Николаева «Мы все, не считая детей». В основу произведения легли события, происходившие с ним во время Великой Отечественной войны, и главный герой, молодой лейтенант-артиллерист (у нас его сыграл Илья Коробко) Егоров – прообраз самого Николаева. Это потрясающие по силе мемуары, мы их давали прочитать всем актерам. Конец войны, 1944 год, восточная Польша. Наши герои – солдатики-новобранцы и уже прошедшие войну «старики» – должны удержать мост, через который планируется переправа Советской армии. На позиции они обнаруживают разрушенный монастырь, а в нем – группу глухих сирот с воспитательницей Евой. И солдаты оказываются перед сложным выбором, ведь, выполняя приказ, рискуют жизнями детей.

Корреспондент: Польских сирот у вас сыграли глухие дети. Почему для вас это было так принципиально?

Кирилл Белевич: Потому что у них совершенно иное восприятие, другие глаза — чистые, искренние. Они «слушают» глазами, пытаются по твоим губам, по тому, что от тебя исходит, понять, что ты говоришь. Это невозможно сыграть. Поэтому мы взяли именно таких ребят, и на взрослых актеров это оказало мощнейшее эмоциональное воздействие. Конечно, это усложнило работу: на площадке работал сурдопереводчик, однако не всегда было легко объяснить детям, что мы от них хотим. А было очень важно, чтобы они делали именно то, что мы просим, ведь на съемках и танки, и выстрелы, и взрывы. А они не слышат, и шаг чуть влево или чуть вправо чреват большими опасностями.

Корреспондент: В фильме много батальных сцен, военной техники, разнообразного оружия – от пистолетов до артиллерийских пушек, пиротехники. Как подготовиться к таким сложным съемкам?

Кирилл Белевич: У нас снялось много военной техники: советские и немецкие танки, зенитные артиллерийские установки – ЗИСы, «Студебеккеры», «Виллисы», «ГАЗоны», «полуторки». Большую часть арендовали на «Мосфильме», но что-то подбирали отдельно. Например, у польских персонажей должно было быть английское оружие, поэтому специально искали английские автоматы, взрывчатку, винтовки 1937-ого года. Все это было историческое, но на ходу и не подводило нас. Хуже было с артиллеристским оружием 40-х годов. Стрелять из него надо было холостыми, а то мы бы все в Калужской области снесли. Но в какой-то момент сначала отказала одна пушка, а потом и вторая. Пришлось это уже на пост-продакшн дорабатывать.

А вообще, второй режиссер Сережа Константинов, с которым мы уже третью картину сделали, так говорит: «Каждый день – это как маленький подвиг». Выходишь на площадку, и никто не верит, что мы это снимем сегодня. А снять надо. Сроки сжаты, выработка большая. Техника советская, немецкая, английская; глухие детки; польские и немецкие актеры; три перевода – на польский, немецкий, сурдоперевод. Пиротехники, реконструкторы боев, военные консультанты. От масштабов фильма группа в какой-то момент теряется. И тогда ты должен всё собрать и сконцентрировать на себе, чтобы люди делали, что необходимо.

Корреспондент: Когда приступали к съемкам «Единички», вы представляли зрителя, к которому обращаетесь?

Кирилл Белевич: Я понимал, что в зрительный зал придут молодые люди, и чтобы наш фильм их зацепил, во-первых, в нем должна быть бешеная динамика. Поэтому у нас такая динамичная камера – мы изначально это прорабатывали и продумывали. И, во-вторых, наши герои должны быть понятны и близки современным зрителям, хочется, чтобы они ассоциировали себя с этими молодыми мальчишками и девчонками, пусть и из далекого 44-ого года. Надеюсь, их тронет история наших юных героев – Егорова, Наденьки, Лютикова. А для более взрослой аудитории – у нас расчет на тему детей, потому что те, у кого они есть, не будут равнодушными.

Корреспондент: Если посмотреть вашу фильмографию, то вам, видимо, интересно снимать кино про героев – советские солдаты, российские МЧСники…

Кирилл Белевич: Это не так. За героя не переживаешь, ему не сострадаешь. Любишь тех, кто похож на тебя, а мы все – слабые, и вопрос выбора стоит перед каждым. Поэтому мне интереснее снимать про простых людей, которые по-разному раскрываются в той или иной ситуации. Когда звенит звоночек, человек меняется и жертвует всем – семьей, отношениями, собой, в конце концов, чтобы спасать. И в «Единичке» – тоже не герои, обычные люди, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации.

Корреспондент: Какой бы совет режиссерам-дебютантам вы дали?

Кирилл Белевич: Случай выпадаем всем. Вопрос в том, насколько ты готов к этому – используешь или нет свой шанс. Понятно, что сложное время, конкуренция, деньги, но проекты все равно надо брать те, которые тебя внутри задевают, через которые можешь донести что-то важное. Ты должен иметь право на то, чтобы «отнять» часть жизни у зрителя, пришедшего на твой фильм.

Автор: Ирина Данилова

Сценарий фильма «Единичка» признан лучшим на фестивале «Движение»

Пятница, Май 1st, 2015

26 aпрeля в Oмскe нaгрaдили пoбeдитeлeй III нaциoнaльнoгo кинoфeстивaля дeбютoв «Движeниe». Приз зa лучший сцeнaрий получила военная драма «Единичка», над которой работали сценаристы Сергей Калужанов, Наталья Назарова и Анатолий Усов. Кроме того, лента удостоилась специального приза губернатора Омской области.

Картина «Единичка» рассказывает о наступлении советских войск в Восточной Польше в августе 1944 года. Старшему лейтенанту Егорову поручили любыми средствами защитить мост, который служит переправой для Советской Армии. Явившись к назначенному месту, подразделение Егорова находит разорённый монастырь, в котором скрываются глухонемые дети с воспитательницей Евой. Перед Егоровым встаёт нелёгкая задача — выполнить приказ, не подвергая опасности жизни сирот.

Главные роли в фильме исполнили Андрей Мерзликин и Илья Коробко. Режиссёром выступил Кирилл Белевич. В российский прокат «Единичка» выйдет 11 июня 2015 года.

В этом году председателем жюри основного конкурса кинофестиваля «Движение» выступил Карен Шахназаров. Фестиваль проходил в Омске с 22 по 26 апреля и завершился торжественной церемонией награждения победителей в номинациях «Лучший фильм», «Лучший режиссер», «Лучшие актер/актриса», «Лучшая операторская работа» и «Лучший сценарий».

www.film495.ru

«ЕДИНИЧКА‬» — в конкурсе Национальный кинофестиваль дебютов «Движение»

Вторник, Апрель 14th, 2015

МОСКВА, 13 апреля. /ТАСС/. Девять фильмов, в числе которых — документальная работа журналиста Романа Супера «На кончиках пальцев», военная драма Кирилла Белевича «Единичка» и сериал Наталии Мещаниновой «Красные браслеты», — вошли в конкурсную программу третьего национального кинофестиваля дебютов «Движение», который пройдет в Омске с 22 по 26 апреля. Об этом ТАСС сообщили сегодня в пресс- службе смотра.

Помимо этих картин, в основной конкурс фестиваля «Движение. Вперед» вошли также документальная работа Насти Тарасовой «Алхимия Арктики», драма «Дефиле» Виталия Суслина.

В конкурсе короткометражных работ «Движение. Начало» будет представлено восемь лент, в числе которых — «Мы — бензоколонки!» Павла Руминова и новая работа победителя прошлогоднего фестиваля «Движение» Владимира Бека «Эпилог».

В ставшей с этого года конкурсной программе документальных фильмов «Движение. Жизнь» зрители смогут увидеть десять новых картин, в числе которых — фильм- участник Роттердамского фестиваля «Дуракам здесь не место» Олега Мавроматти, работа артиста «Гоголь-центра» Саши Горчилина «#комунарусижитьхорошо» и «Варя» от обладательницы награды Римского кинофестиваля режиссера Алены Полуниной.

«Это будет фестиваль открытий — новых имен и талантов, а уже известные нам режиссеры раскроются с неожиданной стороны. Главный вывод: молодое, интересное, разнообразное, независимое кино в России до сих пор есть. В диапазоне от мейнстрима до экстрима. Кризиса в нашем молодом кино — нет», — цитирует пресс-служба слова программного директора фестиваля Стаса Тыркина.

Как ранее было объявлено, председателем жюри основного конкурса станет режиссер, глава киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров, жюри конкурса короткометражных работ возглавит продюсер Артем Васильев, оценивать документальные дебюты будет жюри под руководством режиссера Ивана Твердовского.

tass.ru

Кирилл Белевич: русские артисты, как наденут немецкую форму, так обязательно играют злодеев

Среда, Ноябрь 5th, 2014

Режиссер Кирилл Белевич рассказал Кинопризыву, как ему удается работать с глухонемыми детьми, с кем он консультируется перед съемкой каждой сцены и почему в его новой картине снимаются не только русские актеры.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— Вы работаете над cъемками нового фильма «Единичка». Премьера картины запланирована на день семидесятилетнего юбилея Великой Победы. А что лично для Вас значит эта дата?

— Не хочется каких-то громких слов, но для меня это один из самых великих праздников. Может быть, я просто так воспитан. Жива моя бабушка, которая в 18 лет осталась вдовой с ребенком на руках, дай ей бог здоровья. Дед погиб в первый его бой под Сталинградом, второй дед был танкистом. Не знаю… Мне кажется, 27 миллионов – это очень серьезная цифра. Даже цифрой-то ее страшно назвать. 27 миллионов человеческих жизней: детей, грудных, родившихся, стариков, женщин — это серьезно.

Современное поколение, оно странно воспитывается сейчас — со всеми этими ЕГЭ, со всеми изучениями истории, непонятно. Сейчас молодежь можно остановить на улице, спросить, и они скажут вам, что войну выиграли американцы, а мы им помогали иногда. Серьезно, это не шутка, так и есть. Поэтому мне, честно говоря, даже не столь важно, к какой дате этот фильм снимается. Мне важен сценарий, мне интересны судьбы, мне важны персонажи.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— Картина снимается на основе повести Александра Николаева. Почему Ваш выбор пал именно на это произведение?

— Мне просто понравилась эта история. Тем более что мы переделывали сценарий со сценаристом Сережей Калужановым, с которым мы уже не одну и не две картины сделали, в том числе и военные тоже. Мы прорабатывали каждый образ, его развитие. Старались делать персонажи многогранными и интересными, чтобы в кадре они не были плоскими картинками. Вообще фильм и сценарий всегда интересны людьми: их судьбами и их историями. Это самое главное. Не важно, сколько техники, сколько экшена, сколько войны в кадре, если зритель будет следить за персонажем, будет сопереживать ему, жить его жизнью — фильм будет цеплять. Мне кажется, данная история располагает к этому, а уж какой результат будет – мне сложно сказать.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— Что для Вас стало самым сложным в процессе съемки этой картины?

— Вы знаете, сложностей много. Неожиданностей полно. Ну, во-первых, я впервые работаю с глухонемыми детками. Это принципиально. У нас семь героев главных – глухонемые дети. И мы искали реальных глухонемых деток, которые смогут существовать перед камерой. И сложность в чем заключается — они не слышат, а съемки очень непростые, постановочные: танки, взрывы… А они только видят. Поэтому, чуть влево, чуть вправо – это очень опасно.

Кроме этого, у нас очень много массовки, техники, много сложных постановочных кадров. Но, наверное, даже не это самое сложное. В съемке задействованы польские актеры, польские и немецкие переводчики и так далее, и вот самое трудное — во всем этом масштабе не потерять некие крупицы, зернышки развития каждого персонажа. Это самое главное. Иногда во всем этом масштабе это как-то выплескивается и теряется, упрощая героя. Этого не хотелось бы. Хочется сделать героя многогранным, многосложным, чтобы он не был просто хорошим или просто плохим. Чтобы у него всегда была своя правда, свое оправдание.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

Например, у нас играют польские актеры. Почему принципиально польские? – Они играют солдат армии Крайова, которая очень спорно относилась к советским войскам. И у них своя правда. Русские актеры, они бы не оправдывали. Они играли бы плохих, злодеев. Наши русские артисты, как наденут немецкую форму, так обязательно играют злодеев. И невозможно от этого избавиться! Я по себе знаю – надеваешь немецкую форму — все, ты злодей. И перестроить мозг невозможно. Вот это у нас в генах, это генетика. Немцы, когда надевают немецкую форму, они себя нормально чувствуют, они оправдывают, они живут этим. Возможно, они не помнят своей истории, сложно сказать, но в кадре они по-другому смотрятся. И у поляков есть своя правда, и у немцев, и у наших. И эти три правды пересекаются у нас в фильме.

Вопрос в другом – когда эти три правды пересекаются, и в центре оказываются дети, наши герои оказываются перед непростым выбором. И это, наверное, самое интересное.

— Вы принимаете участие в картине не только как режиссер, но и как актер. Расскажите немного о Вашей роли.

— Это роль эпизодическая, большую роль тут на себя сложно брать — очень тяжелый проект, очень сложный. Я играю командира батареи, который вышел из этой «единички», поэтому он относится к героям снисходительно, например, к Финогенову, зная за ним грешок – тягу к выпивке. Командир знает, что они все боевые офицеры. Вообще, штурмовая батарея – это самая высокая смертность. Они реально герои. Они шли всегда вперед, в наступление, под танки, под обстрел, они прикрывали пехоту. И от того, как они прикрывали, зависели жизни других людей, сотен, а иногда и тысяч. И их очень много гибло сразу.

У штурмовиков были особые лычки, и, наверное, это плохо сейчас звучит, но в те времена, если они входили в ресторан куда-то, их сразу угощали бесплатно, потому что понимали, кто это такие. Они долго не жили, как правило.

— Почему Вы решили сыграть именно эту роль?

— Да я даже не знаю, почему… Понравилась. (смеется) И потом, у меня огромная занятость, ну, можно себе это позволить. Если роль была бы большая – это было бы сложно. Очень короткий съемочный период и очень большая выработка для такого проекта.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— Как Вы относитесь к военному кино в целом? Насколько оно необходимо сегодня? И для кого его нужно снимать?

— Я скажу так: хорошие фильмы нужны всегда. И неважно, военные они или не военные. Конечно, хочется видеть больше хороших военных фильмов. Потому что этот вот лубок про войну смотреть невозможно. Ужасно, когда ты видишь вот эти выглаженные костюмчики сшитые. И эта пустота, когда актеры не живут и не понимают, что происходит в кадре, они вообще не понимают, что такое война. Когда отношения выстраиваются совсем не на том градусе нервов, в то время как вопрос стоит жизни и смерти. Вообще, что такое играть жизнь и смерть? А тут смерть, она постоянно рядом, и неизвестно, кто сегодня или через час будет живой.

У нас полно кадров в фильме, где просто персонажи существуют, и в какой-то момент возникает элементарный авиа налет. И в любую секунду ты есть, и тебя нету. Наверное, мы сейчас очень черство к этому относимся. Сейчас вопрос смерти вообще упрощен. Мне кажется, надо будить как-то это трепетное в нас, раскрывать. Уж больно мы заматерели к человеческой жизни, заматерели к добру.

Я помню, у меня сосед был — Илья, фронтовик. Я был тогда совсем маленьким ребенком. А у него не было деток, и он приходил к нам, звонил в дверь, спрашивал, дома ли я, и приносил в платочке сахарок… Это страшно. Такое напоминание и воспоминание о войне. Для них вот этот сахарок в платочке – это было что-то такое… Мощное. И ребенок, которого он сахарком угощал… Для кадра я это использую в фильме. У меня один из «стариков» угощает деток, которые сбежали из концлагеря, вот этим сахарком. Можно сказать, из личной истории кадр.

— Мы знаем, что у Вас в картине работает специалист — военный консультант, кто этот человек? Это военнослужащий или исторический реконструктор? Что входит в его обязанности?

— Да, это действующий боевой офицер, подполковник. На военных картинах я вообще всегда использую военных консультантов. Потому что они больше в теме, чем мы. Они больше понимают в костюмах, больше в реквизите, во взаимоотношениях. А это очень важно. Вот, допустим, предыдущих сценаристов, поменялось очень много, они хорошо могли разбираться в психологии, во взаимоотношениях, но не могли это уложить применительно к военной тематике, к рангу, к взаимоотношениям внутри батареи, внутри дивизии и вообще внутри подчиненного и командира.

Мы консультируемся с ним по всем мельчайшим вопросам, пытаемся найти вот эту правду жизни в рамках кадра. Это сложно, но мы пытаемся.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— Какие еще проблемы встают перед режиссером, снимающим военную картину?

— Профессионалов не хватает, во всех областях. Это, во-первых. А, во-вторых — всегда на все картины не хватает времени и денег — это закон. Наверное, сколько бы ни было денег, их всегда будет не хватать. Потому что все время хочется сделать лучше и можно сделать лучше, но для этого опять же нужны деньги, и нужно время. А время – это деньги.

Например, проект, который мы сейчас снимаем — для него огромная выработка в смену идет, и мы пытаемся это все уложить, пытаемся это сделать честно и качественно. Чтобы не было стыдно за наш труд. А здесь вы видите, сколько народу принимает решения, они все в процессе. Тут и реконструкторы, и массовка, и цеха, и все-все-все… Плюс техники куча.

— Сколько различных видов техники задействовано в этой съемке и откуда она?

— Советские танки, немецкие танки, наши зенитные артиллерийские установки – ЗИСы, американские машины, которые нам поставлялись специально, «Студебеккеры», «Виллисы», наши «ГАЗоны», «полуторки» — то есть абсолютно все историческое и все на ходу. Техника, в основном, это Мосфильм. Но что-то мы искали отдельно. Например, у польских персонажей у нас английское оружие, поэтому мы специально искали английские автоматы, взрывчатку искали, винтовки… Это музейное оружие, причем мы нашли рабочее и стреляющее. 37-го года, по-моему.

Интервью с режиссером Кириллом Белевичем

— В конкурсе «Кинопризыв» участвует немало начинающих режиссеров и сценаристов. Вы тоже когда-то начинали свой путь. Учитывая Ваш опыт, что бы Вы посоветовали дебютантам?

— Ну, режиссер, вообще своеобразная профессия. И входить в эту профессию тоже очень сложно. Нужно все равно какой-то жизненный опыт иметь. Потому что, допустим, какие-то картины, которые я десять лет назад снял, я бы сейчас совсем по-другому делал. Но это нормально, это как раз хорошо. Тут, наверное, самое главное — снимать то, что тебя трогает, то, что тебя теребит внутри.

Если тебя материал не затрагивает, если он тебе не интересен, если ты не любишь своих героев, то лучше не браться. Это очень важно. Ты эту любовь будешь вкладывать в каждый кадр, и каждый кадр будет наполнен этим. И неважно, какой герой, хороший — плохой, отрицательный — положительный, правильный – неправильный… Не это главное. Главное, что ты вкладываешь свою любовь в этот кадр. А это можно сделать, только если тебя данная тема очень сильно затрагивает. Какой-то звоночек такой внутри.

Для сценаристов совет – писать только о том, в чем ты понимаешь. Сидеть у компьютера и не понимать темы, не знать материала – это очень смешно. Это читать потом невозможно. Надо погружаться, надо вникать, надо жить этими героями, этими персонажами, жить этими историями. Надо понимать, к чему ты ее ведешь, понимать, ради чего ты это пишешь. Что должен зритель понять, что он должен для себя почерпнуть из этой картины. Не важно, поймет он, или не поймет. Но ты обязательно должен это закладывать как сценарист и как режиссер тоже.

kinopriziv.ru

Мы запустились!

Понедельник, Сентябрь 22nd, 2014

В Калужской области режиссер Кирилл Белевич приступил к съемкам военной драмы «Единичка». В главных ролях — Илья Коробко, Андрей Мерзликин, Михаил Евланов. Сценарий написан по мотивам повести писателя-фронтовика Александра Николаева «Мы все, не считая детей». Фильм выйдет в прокат в 2015-м году к 70-летнему юбилею Победы в Великой Отечественной войне. Производством «Единички» занимается компания Марс Фильм

Военная драма «Старое ружье» поборется за главный приз в программе «ТВ-шок»

Четверг, Август 21st, 2014

«Киношок-2014». Военная драма «Старое ружье» режиссера Кирилл Белевич поборется за главный приз в программе «ТВ-шок». А пока — репортаж The Hollywood Reporter: Russian Edition со съемок этой картины.

Военная драма "Старое ружье" поборется за главный приз в программе "ТВ-шок"

 

Военная драма "Старое ружье" поборется за главный приз в программе "ТВ-шок"

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройства

Четверг, Май 8th, 2014

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройстваИрина Пегова и Тимофей Трибунцев снялись в военной драме режиссера Кирилла Белевича «Старое ружье» (производство кинокомпании «Марс Медиа»). События фильма развиваются в 1941 году. Петр — учитель математики в маленькой деревне. Он считает себя вне политики и уверен: если вести себя тихо и не перечить властям, тебя не тронут. Но вскоре все меняется: после ожесточенного боя Красная армия отступает, и в село приходят немцы. Оккупанты вводят комендантский час, оружие и боеприпасы приказано сдать под угрозой расстрела. А потом в семье Петра случается трагедия, и миролюбивый учитель берет в руки старое ружье.

«Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройства, — делится Кирилл Белевич. — Мы рассказываем, через что им приходится пройти, когда в их дом вторгается враг, не жалеющий никого. И о том, какой выбор делает человек в самой экстремальной ситуации, где решается вопрос не только его жизни, но и жизни его родных и близких. А правильный этот выбор или нет — судить уже зрителям».

Старое ружьёКстати, выбор Ирины Пеговой и Тимофея Трибунцева на главные роли не был очевидным. Изначальный сценарий предполагал совершенно иные типажи: и по внешним характеристикам, и по характеру это должны были быть настоящие герои. Согласитесь, худенький Тима Трибунцев далек от образа двухметрового Капитана Америки, а безумно обаятельная Ирина Пегова — совсем не миссис Смит. Однако пробы убедили режиссера, что именно Ирина и Тимофей идеально подходят на эти роли. Поэтому в сценарии переписали внутреннюю линию героев, их психофизику, уже под актеров выстраивалась причинно-следственная связь поступков их персонажей.

Ирина Пегова: «Это военная драма, в центре которой — самая обычная семья. Съемки проходили в Санкт-Петербурге и под Питером — в настоящей деревне. А это моя стихия, потому что мои лучшие воспоминания связаны с деревенским детством. Психологически, конечно, это трудная работа. Завязка драмы происходит в 1941 году: в тот момент, когда в село приходят немцы и главный герой понимает, что прожить жизнь тихо, никому не мешая, не получится. А когда трагедия случается в его семье, он достает из тайника старое ружье… Я в этом фильме играю Любу, его жену. На ее долю тоже выпало немало испытаний. В каком-то смысле работу в этом фильме я посвятила своей семье: оба моих деда были фронтовиками».

Главные герои фильма — простые люди, далекие от геройстваПомимо всего прочего, в фильме сыграли пять немецких актеров, которых искали по всему миру: перевели сценарий на немецкий, выбрали сцены для проб и разослали в два европейских кастинг-агентства. В результате на съемки актеры прилетели в Россию из разных стран: Туре Рифенштайн — из США; Юлиан Мау — из Австрии; Ёшуа Гроте, Бастиан Зирих, Фитц Ван Том — из Германии.

Между тем практически во всех трюковых эпизодах актеры снимались сами. Ирина Пегова без дублера отработала сцену, где ее героиню сжигают заживо. Тимофей Трибунцев отказался от дублера и комбинированных съемок в сцене пыток, когда его героя, стоящего босиком на снегу, обливают ледяной водой.

Скоро зрители увидят картину воочию на одном из центральных телеканалов.

www.vokrug.tv